«Москва затоварена»: на сколько упали цены на съемное жилье после обвала спроса Деприватизация: почему борьба с коррупцией в России грозит обернуться переделом собственности Дальневосточный гектар в Забайкалье и Бурятии стал доступен всем россиянам

«Поддерживать жизнь на минимальном пульсе»: как бизнес готовится ко второй волне коронавируса в Москве

«Поддерживать жизнь на минимальном пульсе»: как бизнес готовится ко второй волне коронавируса в Москве

Опыт Европы и Китая показывает, что вероятность второй волны распространения коронавируса вполне реальна. Чему бизнес научился за время первого локдауна и что стоит сделать уже сегодня, чтобы подготовиться ко второму?

Андрей Шубин — сооснователь сети барбершопов Boy Cut, кроссфит-клуба MSK CrossFit & Fight Club и кофейни Finch Coffee. Ради своего бизнеса семь лет назад он ушел с позиции маркетолога в Unilever и за это время вместе с партнерами Назимом Зейналовым и Александром Гудковым (экс-лидером команды КВН «Федор Двинятин», соавтором шоу «Вечерний Ургант», продюсером Comedy Woman и нескольких шоу на YouTube) открыл три прибыльных бизнеса. Оборот всех компаний Шубина и его компаньонов до пандемии, по оценке Forbes, составлял около 15 млн рублей в месяц, но во время карантина от этой суммы осталось всего 5-10%.

В очередной колонке для Forbes предприниматель рассказывает, за что он благодарен локдауну, почему лучше не верить во вторую волну вируса, но быть к ней готовым, и что стоит сделать уже сейчас, чтобы изоляция снова не лишила бизнес средств к существованию.

Полтора месяца назад Сергей Семенович [Собянин], выступая с внезапным заявлением о снятии самоизоляции, сообщил москвичам: все хорошо, опасность миновала. А потом добавил: второй волны пандемии в столице не будет. Не вполне ясно, какой такой секретной информацией о планах вируса обладает мэр, зато вполне очевидно, что если все же будет второй заход, многие предприятия малого бизнеса, чудом пережившие первую волну, практически гарантированно не справятся с повторной. Во всяком случае, если она будет сопровождаться такой же строгой изоляцией, какую мы наблюдали из окон закрытых на вход и выход квартир в марте-июне. Под угрозой проекты мои и моих партнеров: все они — барбершопы, кофейни и спортивный клуб — связаны с очными визитами клиента.

Я часто слышу мнение, что второго такого же локдауна правительство просто не допустит — слишком сокрушительным оказался урон от эксперимента. Но, например, в Израиле вторая вспышка оказалась мощнее первой, пугает и ситуация в Испании и Китае, только-только потерявших статус самых опасных очагов распространения ковида. Оглядываясь на эти примеры, верить Сергею Семеновичу, как бы лично я того ни желал, становится все сложнее. Да и ощущение, что если вторая волна доберется до России, то мы отделаемся масками и социальной дистанцией, слабеет с каждым днем.

Если на сам факт пришествия второй волны мы повлиять особенно не можем, то подойти к ней с выученными уроками — вполне.  Итак, как нас прокачал локдаун?

Законы

За прошедшие месяцы сформирована какая-никакая реальная законодательная практика. В марте новые законопроекты принимались с невиданной доселе скоростью: тут внесли, здесь обсудили, там подписали. Правда, далеко не всегда было понятно, что из этого уже имеет реальную силу, что только рассматривается, а что вообще всего лишь слухи. Сегодня пул защищающих законов написан, он есть и иногда даже работает.

Безусловно, к новым нормам, защищающим малый бизнес из реестра особо пострадавших от коронавируса отраслей, масса вопросов. Некоторые законы недостаточно прозрачно прописывают порядок получения помощи, некоторые составлены настолько размыто, что не совсем понятно, гарантируют ли они мне, пострадавшему предпринимателю, вообще что-нибудь.

Помимо эпопеи с арендой, на которую владелец помещения вроде бы обязан дать рассрочку, но на самом деле нет (об этом я подробно рассказывал в предыдущей колонке) есть еще целый ряд правительственных мер, которые либо не работают вовсе, либо «срабатывают» так долго, что уже, в общем-то, не нужно. Например, государство решило выдавать пострадавшему бизнесу льготные кредиты. Судя по описанию, они не то чтобы льготные, они просто сказочные: при выполнении не слишком сложных условий (сохранении штата на 90%) кредит будет стоить всего 2%, а если вообще не потерять людей, то заем будет не просто беспроцентным — простят еще и само тело кредита. Праздник какой-то. Вот только когда спрашиваешь у сотрудников крупного государственного банка об этом продукте, в ответ те смеются и говорят: «Ну вы сами можете представить, что у нас в стране просто так будут раздавать деньги?»

Пул защищающих законов написан и иногда даже работает

Как бы то ни было, в программу мы решили вписаться. Почему нет? Только вот ведь ирония: продукт называется «кредит на возобновление деятельности», а деятельность мы ведем в парикмахерских с 9 июня, в спортивном клубе —  с 23-го. Она уже восстановилась собственными силами. Помощь нам нужна и сейчас, но куда нужнее была месяцем раньше, когда приходилось втридорога закупать ящики спирта, масок и перчаток. В общем, надеемся, что сможем что-то по этой чудо-программе получить хотя бы до начала второй волны. 

Освобождение от уплаты налогов — еще одна эффектно звучащая мера, не влекущая за собой серьезного содействия предпринимателям из реестра особо пострадавших отраслей. Два из трех наших видов деятельности — кофейни и парикмахерские — работают по патентной системе налогообложения. Модель выгодна тем, что не зависит от оборота и полностью заменяет те самые 6% (или 15%) на УСН. Что особенно приятно — патент крайне дешевый. К примеру, для парикмахерской стоит 59 500 рублей в год. Правительство освободило нас от уплаты этого налога за второй квартал 2020-го, подарив тем самым 14 850 рублей. Ничего кроме «мелочь, а приятно» на ум не приходит.

Послабления по части налогов за сотрудников — момент тоже спорный. Малый бизнес на то и малый — в нем традиционно нанято не много людей, что уж говорить о таксистах, репетиторах, консультантах и прочих специалистах, работающих в одиночку. В общем, иголка в стоге сена.

Но несмотря на все перечисленные претензии, теперь мы знаем, что и кому будем писать в первый же день новой волны, чего просить, куда обращаться. Никаких промедлений, никаких ожиданий сами не знаем чего и, самое главное, никаких неформальных переговоров с партнерами, арендодателями и контрагентами: только официальная переписка, способная иметь силу в суде, только хардкор.

Финансовая подушка

Никогда прежде мы так остро не ощущали важность этой простой вещи в деле спасения бизнеса. История, в которую мы все попали, похожа на ситуацию с загородным домом зимой, в котором никто не живет: топить по полной — расточительство, но и отключить отопление нельзя — дом промерзнет, мебель испортится, черт знает что еще. Поэтому ставишь минимально возможное температурное значение: чтобы и платить не сильно много, но чтобы и дом не промерз.

Никаких неформальных переговоров с партнерами: только официальная переписка, имеющая силу в суде, только хардкор

Все два с половиной месяца карантина мы занимались ровно этим:  главной задачей было не дать бизнесу умереть, поддерживать его жизнедеятельность на минимальном пульсе, но не дать исчезнуть. Такой баланс выливался в необходимость оплачивать аренду за занимаемые площади (к счастью, не всегда в полном размере), поддерживать команду и сохранять SMM-щиков, чтобы клиенты не решили, что ты умер. Короче говоря, все эти месяцы нужны были деньги.

В парадоксально мертвый период они оказались нужны куда больше, чем до пандемии: в обычное время бизнес работает, оборотные средства циркулируют и находятся в доступе для ежедневных нужд. Во время локдауна же пришлось сесть и трезво оценить, на сколько хватит наших ресурсов при таком режиме. Здорово, что они вообще были: некоторые предприниматели имеют свойство сразу же подчистую реинвестировать заработанное в бизнес либо в себя.

Не скажу, что мы финансовый пример для подражания, но на интуитивном уровне всегда понимали, что несколько миллионов должны оставаться под подушкой. Они нас в буквальном смысле спасли: только 2,8 млн рублей ушло в песок на оплату помещений, которыми мы не пользовались. Не будь этих денег, мы бы просто съехали и неизвестно в каком колл-центре сейчас бы работали.

Отказ от излишеств

Еще одним важным уроком для нас стала необходимость отказаться от низкорентабельных активов, какими бы они ни были красивыми, престижными и историческими.

Карантин помог принять решение, которое должно было быть принято значительно раньше: мы закрыли один из филиалов Boy Cut в Москве. Эта точка всегда была наименее интересной с коммерческой точки зрения: аренда высокая, площадь маленькая, проходимость низкая. Нам нравилась локация (улица Льва Толстого) и близость главного офиса «Яндекса». Времена были хорошие, и возможность поддерживать не слишком рентабельный филиал тоже была. Но карантин обнажил всю сущность арендодателя, и мы со спокойной душой собрали оборудование и покинули помещение.

Конечно, если бы площадка была, что называется, «качающей», боролись бы до последнего. Приняли бы условия контрагента, сделали бы все, чтобы остаться в хлебном месте и продолжить зарабатывать после снятия карантина. Но так вышло, что в чем-то мы локдауну даже благодарны: пусть немалой ценой, но мы избавились от дотационного актива.

Обычно закрытие чего бы то ни было заставляет грустить и рефлексировать, но здесь случилось обратное: теперь мы знаем, что к вероятной второй волне подойдем без части бизнеса, тянущей нас на дно. Закрытие, правда, оказалось условным: мы уже перевозим оборудование и мебель в новый филиал на Лесной улице.

Мобильность

Важно понимать, как в критической ситуации следует меняться самому и менять бизнес. Фраза в равной степени банальная, заезженная и правдивая.

Закрыв по распоряжению Роспотребнадзора спортивный клуб, мы за два дня сдали практически все тренажеры в аренду на время карантина. И с большим трудом выцарапывали оборудование обратно перед открытием — так сильно клиентам понравился безопасный домашний формат.

Наши кофейни перешли в режим работы с собой и на доставку: особенно удачные локации в спальных районах не знали отбоя от курьеров с желтыми и зелеными рюкзаками.

Нашей главной задачей было поддерживать жизнедеятельность бизнеса на минимальном пульсе

Эти решения не шокируют стратегией и глубиной, но помогают какое-то время оставаться на плаву даже в условиях полного отсутствия доходов от привычной деятельности. А если принимать их не в стрессовой обстановке, а сейчас, в относительно спокойные перерывы между «боями», то можно сообразить что-то более долгоиграющее и финансово стабильное.

Идеальный вариант — грамотно организовать сейчас, пока есть возможность, переезд в онлайн. Но не для всех видов бизнеса это панацея. Мы, например, вряд ли начнем учить людей стричься самостоятельно по видеосвязи. Но обязательно что-нибудь придумаем!

Забота о сотрудниках

Основной массе ребят, которых мы нанимаем на работу, 20-25 лет. Бывает так, что мы оказываемся первым серьезным (после подработки курьером или официантом) заработком в их жизни. А что с нами происходит, когда мы едва окончили институт и начали неплохо зарабатывать? Конечно, мы идем жить эту жизнь: покупать то, что было недоступно, и есть там, где не могли себе позволить. Формула прекрасна, но недальновидна: когда в один день у десятков моих сотрудников доход либо сократился в несколько раз, либо исчез полностью, многие из них оказались в прямом смысле без денег.

Откладывать что-то они замечательно научились сейчас, когда стало ясно, что жизнь может подкинуть сюрпризов, но не тогда, когда все шло хорошо и понятно.

Мы со своей стороны старались делать все возможное, чтобы у людей остался хотя бы какой-то заработок: даже убыточные в карантин кофейни продолжали функционировать, чтобы давать работу поварам и бариста, а тренеры клуба постоянно проводили онлайн-тренировки из дома.

Что мы можем сделать сейчас? Только предупредить ребят о том, что вероятность второй волны, к большому сожалению, имеет вполне реальное место в наших жизнях. Вряд ли о ней предупредят заранее — скорее будет как в марте, когда в один прекрасный вечер свалились сообщения с пометкой «молния» от всех ведущих СМИ: «С завтрашнего дня объявляется режим всеобщей самоизоляции...»

В общем, коллеги, откладывайте на черный день — в нынешних реалиях это перестало звучать старомодно. И еще, пожалуйста, носите маски и обнимайтесь только с людьми с антителами (либо с очень красивыми). Так, может, оно еще и обойдется .

Дополнительные материалы

Страны, которые ошиблись: кто возвращает карантинные меры из-за нового скачка заражений COVID 19

«Поддерживать жизнь на минимальном пульсе»: как бизнес готовится ко второй волне коронавируса в Москве


Похожие новости